21 Авг

Императивные и диспозитивные нормы

Тема общество, политическая власть, государство. Политическая система общества

Если речь идет о совокупности юридических норм, относящихся ко всем лицам, подчиняющимся их действию, то такая совокупность составляет право в объективном смысле (в данном случае — гражданское право). Такие нормы сами по себе не порождают прав и обязанностей для отдельных (конкретных) лиц. Они лишь предназначены для регулирования тех отношений, которые способны сложиться между отдельными лицами в гражданском обороте. Несколько упрощая, можно пояснить это так: наличие в Гражданском кодексе норм о договоре, например займа, не означает, что в обязанности участников гражданских правоотношений входит заключение договоров займа. Конечно, кодекс или иной источник гражданского права не может не закреплять те или иные гражданские права или обязанности, но для того, чтобы они возникли у конкретных лиц (стали их субъективными правами), необходимо наступление обстоятельств, приводящее в движение механизм гражданского регулирования. Такие обстоятельства прямо предусматриваются объективным правом и именуются юридическими фактами. Порождаемые ими отношения и являются гражданскими правоотношениями, а правомочия, возникающие у их участников, — их субъективными правами.

Субъективное право , таким образом, можно понимать как правомочие, признаваемое за субъектом права. Цель такого правомочия определяется его интересами, к удовлетворению которых он стремится, вступая в гражданские правоотношения.

Вступление в такие правоотношения делает лицо их участником, или субъектом; признаваемые за ним гражданские права являются его субъективными правами. Вместе с обременяющими субъектов обязанностями эти права образуют содержание отдельного правоотношения (возникающего из договора, деликта или иного основания).

Следует учитывать, что вступление в гражданское правоотношение может быть не только добровольным. Иногда оно не зависит от воли стороны. Примером превращения лица в субъект гражданского правоотношения против своей воли могут служить некоторые внедоговорные обязательства. Например, гражданское правонарушение (деликт), совершенное при условиях, указанных в законе, порождает у потерпевшего право требовать возмещения вреда, а у причинителя — обязанность его возмещения. В этом случае нормы законодательства, предписывающие ответственность причинителя вреда, составляют часть объективного права, а конкретное право на истребование возмещения от причинителя вреда выступает субъективным правом пострадавшего.

^ Субъективное право не следует отождествлять с правоспособностью. Эти понятия соотносятся между собой как причина и следствие, условие и результат. Субъективное право — это всегда право, уже имеющееся у конкретного лица, возникшее из конкретного правооснования. Правоспособность же конкретного лица, как будет показана ниже, — это лишь предпосылка к обладанию или приобретению им субъективного права (или обязанности).

Диспозитивные и императивные нормы в гражданском праве

Метод гражданско-правового регулирования проявляется в способах воздействия на поведение субъектов гражданских правоотношений. Такое воздействие осуществляется со стороны правовых норм. Сила и характер действия гражданско-правовых норм неодинаковы.

С учетом такой неодинаковости их можно разделить на две части:

Различие между ними проходит по линии воли участников гражданских правоотношений. Императивные нормы имеют принудительный характер. Они действуют на участников правоотношения независимо от воли последних. Диспозитивные нормы имеют восполнительный характер. Они действуют на участников конкретного правоотношения лишь в тех случаях, когда таковое не урегулировано волей последних (восполняя тем самым не выраженную ими волю).

Диспозитивные нормы характерны для сферы частного права, в то время как императивные нормы составляют содержание публичного права. Однако не все гражданско-правовые нормы диспозитивны. Для некоторых категорий общественных отношений, относящихся к кругу гражданско-правового регулирования, диспозитивные нормы не применимы, так как требуют регулирования, не зависящего от воли их участников. Так, только императивными нормами регламентируются вопросы правового статуса субъектов гражданского права. Императивны по своей природе многие нормы вещного и наследственного права. Договорное право наполнено преимущественно диспозитивными нормами, хотя целый ряд договорных обязательств также подчиняется действию императивных норм (вексельные, чековые отношения и др.).

Основные начала, характеризующие систему гражданских правоотношений, определяющие основу их строения и развития, именуют принципами гражданского права . Их организующее и системообразующее значение заключается в том, что они присущи всей совокупности гражданских правоотношений и пронизывают все институты гражданского права.

Назначение принципов, прямо формулируемых законодателем либо вытекающих из отдельных норм, состоит в обеспечении правильного применения гражданско-правовых норм и содействии более глубокому пониманию содержания и целей гражданско-правового регулирования.

Составляющие основу гражданского права современной России принципы (или основные начала) указаны непосредственно в Гражданском кодексе (ст. 1). Важнейшими из них выступают следующие:

1. Принцип равенства участников гражданских правоотношений. Уяснение содержания этого принципа требует правильного понимания идеи равенства в гражданских правоотношениях. Здесь следует воздерживаться, по меньшей мере, от трех ошибочных суждений об идее равенства.

Так, эта идея заключается вовсе не в том, чтобы уравнивать их участников в имущественной сфере; имущественное положение участников гражданского оборота может быть совершенно неодинаковым (как правило, оно и не может быть совершенно одинаковым).

С другой стороны, равенство в гражданских правоотношениях не означает, строго говоря, и равенства в правоспособности: она неодинакова у граждан и юридических лиц, нет равной правоспособности и в кругу одних лишь юридических лиц.

Наконец, не следует понимать такое равенство как равенство субъективных прав, принадлежащих участникам отдельного правоотношения. Содержание таких правоотношений, возникающих из различных сделок, может давать примеры самого различного распределения прав и обязанностей внутри каждого из них, вплоть до закрепления за одной стороной только прав и возложения на другую только обязанностей.

Правильное понимание идеи равенства участников гражданских правоотношений, воплощенной в юридическом принципе, требует уяснения цели, на достижение которой она направлена. Эта цель состоит в исключении подчиненности одного участника другому, зависимости поведения одного контрагента от усмотрения или воли другого. Признавая равенство участников гражданских правоотношений, закон устанавливает между ними связь не субординационного, а координационного характера. Субъективные права участников гражданских правоотношений могут быть неравными по содержанию, но условия их осуществления обязательно должны быть равными.

Поясним на примере, что значит иметь одинаковые условия осуществления своих прав.

Так, к числу условий осуществления субъективных прав относятся и условия их защиты от возможного нарушения. В кодексе мы обнаруживаем конкретное проявление принципа равенства применительно, в частности, к защите прав собственников: в ст. 212 ГК РФ указывается, что они защищаются одинаково, независимо от форм собственности. Следовательно, независимо от того, кто выступает носителем права собственности, — отдельные граждане, юридические лица или органы публичной власти в лице государственных или муниципальных образований, — всем им закон предоставляет совершенно одинаковые средства защиты против нарушения принадлежащего им права или последствий его нарушения.

В то же время следует иметь в виду, что участие субъектов конституционного (публичного) права в гражданских правоотношениях на равных началах с субъектами гражданского права не лишает органы власти закрепленных за ними властных правомочий. Просто эти полномочия осуществляются ими в иных сферах — налоговой, таможенной, валютно-финансовой и проч. В сфере же гражданского оборота, в которой они также могут осуществлять свою деятельность, принадлежащие им властные полномочия не подлежат применению. Так, вступая в отношения с гражданами или юридическими лицами как субъектами частного права (например, заключая с ними различные договоры), они подчиняются действию гражданско-правовых норм, предписывающих равные начала в ответственности за неисполнение принятых на себя обязательств. Обязанность возмещать своим контрагентам убытки от ненадлежащего исполнения, уплачивать неустойку и т.п., лежит на том, кто не исполнил обязательство, независимо от того, наделен он властными полномочиями или нет.

2. Принцип неприкосновенности собственности. Гражданское законодательство основывается на неприкосновенности собственности (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Неприкосновенность и защита собственности находит свое выражение и в иных нормах Гражданского кодекса, конкретизирующих положение, закрепленное в ч. З ст. 35 Конституции РФ: «Никто не может быть лишен своего имущества иначе, как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и полного возмещения». Кодекс допускает принудительное отчуждение лишь по ограниченному кругу оснований (реквизиция, выкуп бесхозяйственно содержащихся культурных ценностей, конфискация, выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними; прекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать; отчуждение недвижимости в связи с отчуждением участка, на котором она находится) и лишь в строгом соответствии с законом (ст.ст. 235, 238-243).

Этот же пример свидетельствует о закреплении кодексом принципиальной возможности участия в гражданско-правовой деятельности субъектов конституционного права, а именно Российской Федерации и ее субъектов Российской Федерации. Участие их в регулируемых гражданским правом отношениях осуществляется на равных началах с гражданами и юридическими лицами (ст. 124 ГК РФ).

3. Принцип свободы договора. Этот принцип пронизывает всю систему договорного права и выражается в признании договора основной формой опосредования хозяйственных связей самостоятельных участников гражданского оборота. Свобода договора позволяет им по собственному усмотрению выбирать или создавать собственную модель договорных отношений, самостоятельно решать вопрос о вступлении в договор (ст. 421 ГК РФ). Ограничение свободы договора допустимо лишь в порядке исключения и лишь в той мере, в которой подобное ограничение вообще допустимо по отношению к гражданским правам, т.е. в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п. 2 ст. 1 ГК РФ).

Принцип свободы договора отражает одну из важнейших идей в сфере правового регулирования отношений гражданского оборота — идею диспозитивности.

Эта идея заключается в предоставлении участникам правоотношения права самостоятельно определять как содержание правоотношения, так и устанавливать правила, действию которых оно подчиняется. Первая возможность обеспечивается тем, что круг оснований, по которым могут приобретаться гражданские права и обязанности, не ограничивается в кодексе какими-либо специальными рамками (ст. 8 ГК РФ). Вторая возможность обеспечивается наполнением кодекса значительным числом диспозитивных норм, подлежащих применению лишь в случаях, когда участники отношения не предусмотрят в своем соглашении иного правила, чем то, которое зафиксировано диспозитивной нормой.

Таким образом, диспозитивность призвана содействовать такому порядку вещей, при котором приобретение прав и осуществление обязанностей производится участниками гражданского оборота своей волей и в своем интересе. В кодексе прямо указывается: «Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе» (п. 2 ст. 1 ГК РФ).

4. Принцип невмешательства в частные дела. Этот принцип закреплен в ст.1 ГК РФ и предполагает недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела. Положение кодекса прямо отражает конституционную норму, закрепленную в ст.23 Конституции РФ и предусматривающую право каждого на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны, защиту своей чести и доброго имени.

5. Принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав. Задача этого ведущего начала гражданского законодательства состоит в обеспечении свободной инициативы участникам гражданского оборота. Закрепление этого принципа в кодексе отражает и конституционное положение о том, что «каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности» (ч. 1 ст. 34 Конституции РФ).

Само осуществление гражданских прав неразрывно связано с данным принципом и зависит от его неукоснительного соблюдения. Так, в кодексе указывается, что граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права, причем отказ от осуществления принадлежащих им прав не влечет, по общему правилу, прекращения этих прав (ст. 9 ГК РФ).

Осуществление гражданских прав может быть подвергнуто определенным ограничениям, если того требует действующий правопорядок. Так, может быть ограничена либо запрещена деятельность, направленная на ограничение конкуренции или проявляющаяся в злоупотреблении доминирующим положением на рынке. Недопустимы действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, равно как и злоупотребление правом в других формах (ст. 10 ГК РФ).

6. Принцип восстановления нарушенных прав. Вводя этот принцип в гражданское законодательство, кодекс обеспечивает условия для решения одной из важнейших задач гражданского права — восстановить положение, существовавшее до нарушения права, а при невозможности этого — компенсировать причиненный нарушением вред. Восстановление нарушенных прав обеспечивается системой защиты гражданских прав.

7. Принцип судебной защиты нарушенного права. Конституционная норма о гарантиях судебной защиты прав и свобод (ст. 46 Конституции РФ) конкретизирована положениями ст. 11 ГК РФ, предусматривающими защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав судом, в том числе арбитражным и третейским, в соответствии с нормами о подведомственности.

В определенных случаях нарушенные гражданские права могут защищаться и иными способами. В случаях, предусмотренных законом, такая защита может осуществляться в административном порядке (п. 2 ст. 11 ГК РФ), а в некоторых случаях допустима и внесудебная защита, а именно — самозащита гражданских прав (ст.ст. 12, 14 ГК РФ).

Нормы договоров обеспечения исполнения обязательств

Императивные и диспозитивные нормы

Норма права — установленные или санкционированные государством правила поведения, общеобязательные в пределах сферы своего действия, обеспеченные его принудительной силой и отражённые в источнике права.

Нормы права, как правило, излагаются в нормативных правовых актах. Существуют следующие классификации норм права:

  • По юридической силе содержащего нормы акта: нормы международно-правовых актов, законов, подзаконных актов (например, указов, постановлений) и др. По отраслям права: нормы гражданского, финансового, уголовного права, трудового, административного, экологического права и т. д.
  • По форме предписания: императивные (категорические) и диспозитивные. Императивные нормы не предполагают возможность отклонения от установленных требований (по договору аренды подрядчик обязуется выполнить конкретные работы и сдать их заказчику). Диспозитивные же допускают регулирование отношений сторонами и применяются лишь в дополнительном (субсидиарном) порядке, когда стороны своим соглашением не установили иное (если договором аренды не предусмотрен способ выполнения работ, подрядчик может самостоятельно его выбрать).
  • По форме предписываемого поведения: управомачивающие, обязывающие (предписывающие) и запрещающие.
  • По кругу лиц (сфере действия): общие и специальные.
  • По времени действия: постоянные и временные.

Правовое регулирование договоров обеспечения исполнения обязательств осуществляется главой 23 ГК РФ, законом РФ от 29 мая 1992 г. N 2872-I «О залоге», федеральным законом от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», иными нормативно-правовыми актами.

К императивным нормам договора залога относятся:

  • Право залогодержателя на получение удовлетворения из страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества. Залогодержатель имеет право получить удовлетворение из страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества. Право на получение страхового возмещения осуществляется независимо от того, в чью пользу оно застраховано. Залогодержатель не имеет такого права, если утрата или повреждение произошли по причинам, за которые он отвечает (п. 2 ст. 334 ГК РФ).
  • Залогодатель. Залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо (п. 1 ст. 335 ГК РФ). Залогодателем вещи может быть ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения. Залогодателем права может быть лицо, которому принадлежит закладываемое право (п. 3 ст. 335 ГК РФ).
  • Запрет передачи имущества залогодержателю. Имущество, на которое установлена ипотека, а также заложенные товары в обороте не передаются залогодержателю (п. 1 ст. 338 ГК РФ).
  • Договор о залоге, его существенные условия. В договоре о залоге должны быть указаны предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. В нем также должно содержаться указание на то, у какой из сторон находится заложенное имущество (п. 1 ст. 339 ГК РФ).
  • И другие.

Диспозитивными нормами договора залога являются:

  • Приобретение предмета залога в будущем. Договором о залоге, а в отношении залога, возникающего на основании закона, законом может быть предусмотрен залог вещей и имущественных прав, которые залогодатель приобретет в будущем (п. 6 ст. 340 ГК РФ, п. 3 ст. 6 Закона РФ от 29 мая 1992 г. N 2872-I «О залоге»).
  • Условие о том, у кого остается предмет залога. По общему правилу, предмет залога остается у залогодателя, если иное не предусмотрено договором залога (п. 1 ст. 338 ГК РФ).
  • Условие о том, распространяется ли залог на принадлежности, отделимые и неотделимые плоды предмета залога. Права залогодержателя на предмет залога распространяются на его принадлежности, если иное не предусмотрено договором (п. 2 ст. 340 ГК РФ).
  • Замена предмета залога, а также замена и восстановление при его утрате или повреждении. В соответствии с п. 1 ст. 345 ГК РФ замена предмета залога допускается с согласия залогодержателя, если законом или договором не предусмотрено иное.
  • И другие.

Выделим основные императивные нормы договора ипотеки:

  • Имущество, на которое установлена ипотека, остается у залогодателя в его владении и пользовании (п.1 ст.1 федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»).
  • В договоре об ипотеке должны быть указаны предмет ипотеки, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого ипотекой. Предмет ипотеки определяется в договоре указанием его наименования, места нахождения и достаточным для идентификации этого предмета описанием. В договоре об ипотеке должны быть указаны право, в силу которого имущество, являющееся предметом ипотеки, принадлежит залогодателю, и наименование органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, зарегистрировавшего это право залогодателя. Если предметом ипотеки является принадлежащее залогодателю право аренды, арендованное имущество должно быть определено в договоре об ипотеке так же, как если бы оно само являлось предметом ипотеки, и должен быть указан срок аренды (п.1,2 ст.9 федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»).
  • Договор об ипотеке заключается в письменной форме и подлежит государственной регистрации. Несоблюдение правил о государственной регистрации договора об ипотеке влечет его недействительность. Такой договор считается ничтожным. Договор об ипотеке считается заключенным и вступает в силу с момента его государственной регистрации (п.1,2 ст.10 федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»).

Теперь перечислим основные диспозитивные нормы договора ипотеки:

  • Если договором не предусмотрено иное, ипотека обеспечивает требования залогодержателя в том объеме, какой они имеют к моменту их удовлетворения за счет заложенного имущества (п.2 ст.3 федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»).
  • Если иное не предусмотрено договором, вещь, являющаяся предметом ипотеки, считается заложенной вместе с принадлежностями как единое целое (п.3 ст.5 федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»).
  • Залогодатель несет риск случайной гибели и случайного повреждения имущества, заложенного по договору об ипотеке, если иное не предусмотрено таким договором (п.1 ст.36 федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»).
  • Залогодержатель вправе, если договором не предусмотрено иное, передать свои права другому лицу по договору об ипотеке; по обеспеченному ипотекой обязательству (основному обязательству) (п.1 ст.47 федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»).

К императивным нормам договора поручительства относятся:

  • Форма договора поручительства. Договор поручительства должен быть совершен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора поручительства (ст. 362 ГК РФ).
  • Извещение поручителя об исполнении обязательства должником. Должник, исполнивший обязательство, обеспеченное поручительством, обязан немедленно известить об этом поручителя. В противном случае поручитель, в свою очередь исполнивший обязательство, вправе взыскать с кредитора неосновательно полученное либо предъявить регрессное требование к должнику. В последнем случае должник вправе взыскать с кредитора лишь неосновательно полученное (ст. 366 ГК РФ).
  • Основания прекращения поручительства (ст. 367 ГК РФ).
  • И другие.

Диспозитивными нормами договора поручительства являются:

  • Ответственность поручителя (ст. 363 ГК РФ).
  • Право поручителя на возражения против требования кредитора. Поручитель вправе выдвигать против требования кредитора возражения, которые мог бы представить должник, если иное не вытекает из договора поручительства (ст. 364 ГК РФ).
  • Права поручителя, исполнившего обязательство (ст. 365 ГК РФ).
  • И другие.

Императивные нормы договора банковской гарантии:

  • Оплата вознаграждения гаранту принципалом за выдачу банковской гарантии: за выдачу банковской гарантии принципал уплачивает гаранту вознаграждение (п. 2 ст. 369 ГК РФ).
  • Независимость банковской гарантии от основного обязательства: предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на это обязательство (ст. 370 ГК РФ).
  • Представление требования по банковской гарантии: требование бенефициара об уплате денежной суммы по банковской гарантии должно быть представлено гаранту в письменной форме с приложением указанных в гарантии документов. В требовании или в приложении к нему бенефициар должен указать, в чем состоит нарушение принципалом основного обязательства, в обеспечение которого выдана гарантия. Требование бенефициара должно быть представлено гаранту до окончания определенного в гарантии срока, на который она выдана (п. 1, 2 ст. 374 ГК РФ).
  • Пределы обязательства гаранта: предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром ограничивается уплатой суммы, на которую выдана гарантия (п. 1 ст. 377 ГК РФ).
  • И другие.

Диспозитивные нормы договора банковской гарантии:

  • Безотзывность банковской гарантии: банковская гарантия не может быть отозвана гарантом, если в ней не предусмотрено иное (ст. 371 ГК РФ).
  • Непередаваемость прав по банковской гарантии: принадлежащее бенефициару по банковской гарантии право требования к гаранту не может быть передано другому лицу, если в гарантии не предусмотрено иное (ст. 372 ГК РФ).
  • Вступление банковской гарантии в силу: банковская гарантия вступает в силу со дня ее выдачи, если в гарантии не предусмотрено иное (ст. 373 ГК РФ).
  • Ответственность гаранта перед бенефициаром за невыполнение или ненадлежащее выполнение гарантом обязательства по гарантии не ограничивается суммой, на которую выдана гарантия, если в гарантии не предусмотрено иное (п. 2 ст. 377 ГК РФ).
  • И другие.

Скачайте договоры обеспечения исполнения обязательств в приложении FreshDoc:

императивные и диспозитивные нормы

Императивные и диспозитивные нормы в договорном праве

В юридической литературе редко делаются попытки дать определение договорному праву. Собственно, серьезные работы, посвященные только этой теме, написаны Брагинским М.И. и Витрянским В.В. Определение договорному праву они дают буквально как институту особенной части гражданского права. Далее они раскрывают понятие договорного права через то, чем оно регулируется. Ими упоминаются: подраздел второй раздела III ГК РФ («Общие положения о договоре»), главы раздела IV ГК РФ («Отдельные виды обязательств»), статьи раздела I («Общие положения») и подраздела первого раздела III («Общие положения об обязательствах»), а также иные положения, закрепленные в ГК РФ и в других источниках права, на которые имеются ссылки в самом ГК РФ и которые регулируют договорные отношения[1] .

Уже из самого ГК РФ вытекает, что договорное право является институтом обязательственного права, поскольку договор является лишь одним из оснований возникновения обязательственных отношений, наряду с такими, как односторонние сделки, причинение вреда, неосновательное обогащение, акты государственных органов и органов местного самоуправления и т.д. (ст. 8 ГК РФ)[2] . Стало быть, правильным было бы дать определение договорному праву как институту обязательственного права, регулирующему отношения по заключению, исполнению и прекращению действия договоров[3] .

Выделять договорное право из обязательственного в отдельную подотрасль не следует. Для обоснования данной позиции необходимо рассмотреть природу внедоговорных обязательств (которые, кстати, иногда называют правоохранительными). Не трудно будет установить, что по сути дела они представляют собой разновидность гражданско-правовой ответственности[4] . Однако, как представляется, законодатель включил в раздел IV ГК РФ («Отдельные виды обязательств») главы 59 и 60 под названиями «Обязательства вследствие причинения вреда» и «Обязательства вследствие неосновательного обогащения» соответственно не потому, чем произвел подмену понятий (имеются в виду понятие «обязательства» и понятие «ответственности»). Нет достаточных оснований для утверждения, что обе эти главы должны соответственно называться «Ответственность вследствие причинения вреда» и «Ответственность вследствие необоснованного обогащения» и что их следует вывести из раздела IV ГК РФ: автоматически повлекло бы за собой необходимость переименования главы: она бы называлась «Отдельные виды договоров»). Дело в том, что ответственность наступает при нарушении чьего-либо права, установленного законом, при неисполнении обязанностей субъекта, возложенных на него. В этих же главах устанавливается не только ответственность за неисполнение обязанностей, но и сами обязанности, поэтому названия данных глав, принятые законодателем, больше соответствуют их содержанию. И находиться они должны именно в разделе, регулирующем обязательственное право, а не в обособленном, определяющем особенные виды гражданско-правовой ответственности, разделе — отдельного раздела по договорному праву в Гражданском кодексе быть не должно; рассматривать договорное право должно только как часть обязательственного, как его институт.

Поведение сторон в договорном праве в основном регулируется императивными и диспозитивными нормами[5] . Если норма, которой руководствуется субъект права, позволяет поступать лишь в строго определенных рамках, не давая ему возможности установления содержания отношений, в которые он намерен вступить или уже вступил, или совершения действий, отличных от предусмотренных нормой, то данная норма носит императивный характер. Если же норма позволяет субъекту права самому выбирать модель поведения, устанавливать содержание отношений, в которые он намерен вступить или уже вступил, то данная норма является диспозитивной[6] .

Из ранее разработанных правоведами определений заслуживают внимание такие: «Если норма гражданского права содержит в себе правило, которое участники гражданского оборота не могут изменять по собственному усмотрению, то данная норма является императивной. Если же норма гражданского права содержит в себе правило, которое участники гражданского оборота могут менять по своему усмотрению, то такая норма является диспозитивной». «Если в числе обстоятельств, обуславливающих реализацию правовой нормы, указано решение участников правоотношения, возникающего на основе диспозиции (быть или не быть этому отношению?), либо если им предоставлено право определять, конкретизировать будущие права и обязанности (каково содержание будущего правоотношения?), нормы относятся к диспозитивным; если и основания возникновения правоотношения, и его содержание твердо и детально определены нормативным актом — нормы относятся к императивным»[7] .

Эти определения из существующих на сегодняшний день являются одними из наиболее доступных к восприятию. Однако, первое из них, раскрывающее понятие диспозитивной нормы, имеет некоторый недостаток: оно предусматривает лишь возможность изменения правил, установленных нормой, в то время как субъект права может не только изменять правила нормы, но также просто выбрать модель поведения, которая в качестве альтернативы была предложена принявшим диспозитивную норму органом. Соотношение диспозитивных и императивных норм в гражданском праве всегда не в пользу первых (сейчас в действующей редакции ГК РФ диспозитивных норм примерно в восемь раз меньше, чем императивных). Однако определяющим показателем является иное: значение имеет целевая направленность норм.

Соотношение данных норм и их целевая направленность должны максимально удовлетворять интересы общества и государства, в частности, предоставлять возможность сторонам регулировать свои отношения самостоятельно[8].

[1] Договорное право. Книга 1. Общие положения. Второе издание, исправленное. — М.: Статут, 1999. — С. 33.

[2] Некоторые правоведы обязательства вообще делят на два типа: договорные и внедоговорные, что автор данной статьи также поддерживает. В учебнике гражданского права под редакцией Сергеева А.П. и Толстого Ю.К. приводятся основания такого разграничения, которые, по сути, могут являться достаточным объяснением для выделения договорного права как отдельного института обязательственного права: «Договорные обязательства возникают на основе заключенного договора, а внедоговорные обязательства предполагают в качестве своего основания другие юридические факты. Значение разграничения обязательств на два типа состоит в том, что содержание договорных обязательств определяется не только законом, но и соглашением лиц, участвующих в обязательстве. Содержание же внедоговорных обязательств зависит только от закона или закона и воли одной из сторон в обязательстве. Юридическая общность договорных обязательств позволяет к тому же выделить значительное количество общих норм права, в равной мере применимых ко всем многочисленным и разнообразным договорным обязательствам. Совокупность этих правовых норм образует общую часть института договорного права». // Гражданское право. Учебник. Ч. 1. / Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. Сергеева и доктора юридических наук, профессора Ю.К. Толстого. — М.: Изд. «Проспект», 1998. — С. 486-487.

[3] Е.А. Суханов, в частности считает, что частью обязательственного права, занимающей господствующее в нем положение, является договорное право. Понятия ему он не дает, но проводит дифференциацию договорного права по отраслям хозяйственной деятельности, что представляется справедливым // гражданское право. В 2-х томах. Том 2. Учебник. / Под редакцией доктора юридических наук, профессора Е.А. Суханова. — М.: Издательство БЕК, 1993. — С. 7.

[4] Е.А. Суханов, в частности считает, что частью обязательственного права, занимающей господствующее в нем положение, является договорное право. Понятия ему он не дает, но проводит дифференциацию договорного права по отраслям хозяйственной деятельности, что представляется справедливым // гражданское право. В 2-х томах. Том 2. Учебник. / Под редакцией доктора юридических наук, профессора Е.А. Суханова. — М.: Издательство БЕК, 1993. — С. 7.

[5] Есть мнение, что отношения сторон в договорном праве регулируются императивными, диспозитивными, а также факультативными нормами права. Последние отличаются тем, что для их вступления в силу необходимо положительным образом выраженное согласие сторон. // Договорное право. Книга 1. Общие положения. 2-е издание, исправленное. — М.: Статут, 1999. — С. 97.

[6] Гражданское право. Учебник. Ч. 1. / Под ред. доктора юридических наук, профессора А.П. Сергеева и доктора юридических наук, профессора Ю.К. Толстого. — М.: Изд. «Проспект», 1998. — С. 46.

[7] Теория государства и права. / Под ред. профессора Марченко М.Н. — Издательство «зерцало», 1998. — С. 376.

[8] Частой ошибкой, встречающейся в литературе, где имеется определение целей, которым служит ограничение автономии воли при заключении договоров, является перечисление целей, дублирующие друг друга: частные и поглощающие их общие. // Договорное право. Книга 1. Общие положения. 2-ое издание, исправленное. — М.: Статут, 1999. — С. 92.

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *