21 Авг

Императивная норма права

Виды диспозитивных норм права по российскому законодательству

Вместе с тем, муниципальное право знает и многочисленные изъятия в сторону императивности. Например, ч. 2 ст. 18 федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» устанавливает, что срок полномочий депутатов представительных органов местного самоуправления не может быть меньше двух лет.

Традиционными диспозитивные нормы являются для гражданского права.

Диспозитивные нормы, дающие возможность управомоченным лицам распоряжаться субъективным правом, широко используются в гражданско-правовом регулировании общественных отношений. «. В целом гражданско-правовое регулирование носит дозволительный характер. В силу специфики регулируемых отношений центр тяжести в гражданско-правовом воздействии на общественные отношения лежит в наделении субъектов правами». Гражданское право по сравнению с другими отраслями права (уголовным, административным) характеризуется преобладанием диспозитивных норм.

Большинство диспозитивных норм в гражданском праве являются нормами договорного права. В отличие от императивных норм, исключить действие которых можно только путем отказа от заключения договора, норма диспозитивная допускает признание договора заключенным вне зависимости от отношения сторон к самой норме, т.е. согласны ли они с нею или отступили от нее. Это связано с тем, что отступление от правила, зафиксированного в императивной норме, противоправно, а от такого же правила диспозитивной нормы правомерно, поскольку возможность подобного отступления не только не противоречит норме, но и прямо предусмотрено ею.

Диспозитивные нормы призваны восполнять пробелы в тексте договора, образовавшиеся из-за отсутствия в нем решений по соответствующим вопросам. Такого рода нормы основаны на презумпции: зная о предоставленной им законодателем возможности самим выбрать любой вариант, контрагенты сознательно остановились именно на том, который предложен в качестве запасного диспозитивной нормой.

Указанная презумпция является неоспоримой. Это означает, что действие диспозитивной нормы не может быть исключено ссылкой одной стороны на то, что при заключении договора соответствующий вариант контрагентами вообще не обсуждался и, более того, обе стороны, или, по крайней мере, одна из них, не знали о существовании самой нормы.

Так ч. 6 ст. 468 ГК РФ гласит: «Правила настоящей статьи применяются, если иное не предусмотрено договором купли-продажи». Сторонам договора купли-продажи предоставляется возможность по своему усмотрению урегулировать вопрос о последствиях нарушения условия об ассортименте товаров.

Или другой пример: ч. 3 ст. 810 ГК РФ является диспозитивной нормой, так как устанавливает, что «если иное не предусмотрено договором займа, сумма займа считается возвращенной в момент передачи ее займодавцу или зачисления соответствующих денежных средств на его банковский счет».

Диспозитивные нормы, которые представляют собой одну из закрепленных за участником гражданского оборота гарантий свободного волеизъявления, вместе с тем имеют весьма важную особенность юридико- технического характера. Они освобождают стороны от необходимости включать в договор условия, воспроизводящие правило доведения, зафиксированное в норме, в случае их с ним согласия.

Наконец, следует иметь в виду, что выбор диспозитивной нормой определенного варианта из множества возможных не случаен. Он, как правило, основан на обобщении договорной практики и в этом смысле представляет собой типичное, многократно проверенное, решение. Отмеченное обстоятельство учитывается при разрешении преддоговорных споров. Судебные органы имеют полное основание исходить из предположения: диспозитивная норма содержит оптимальный вариант. В этой связи сторона, которая предлагает иное, должна доказать преимущества предложенного ею варианта договорного условия.

Диспозитивные нормы встречаются и в уголовном праве.

Несмотря на то, что является бесспорным положение о превалировании императивного метода регулирования в уголовном праве, при помощи которого конструируется подавляющее большинство уголовно-правовых норм, тем не менее, уголовному законодательству известны и диспозитивные нормы. К числу таковых относится, в частности, ч. 2 ст. 12 Уголовного Кодекса РФ, в которой говорится о том, что военнослужащие воинских частей РФ, дислоцирующихся за пределами России за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по УК РФ, если иное не предусмотрено международным договором. Таким образом, правило данной коллизионной нормы будет действовать лишь в том случае, если иные правила не установлены соглашением государств (диспозитивная норма).

Немало диспозитивных норм содержит в себе институт освобождения от уголовной ответственности (наказания). В научной литературе отмечается, что по характеру применения данные нормы являются преимущественно диспозитивными. Некоторые нормы данного института все же являются императивными. Например, ст. 78, 83, 94 УК РФ (освобождение от уголовной ответственности (наказания) вследствие истечения срока давности); ч.1, 3 ст. 81 УК РФ (освобождение от наказания в связи с болезнью); ст. 84 УК РФ (освобождение от уголовной ответственности в связи с изданием акта об амнистии); ст. 85 УК РФ (освобождение от наказания ввиду помилования); практически все примечания в Особенной части УК РФ, отражающие освобождение от уголовной ответственности (за исключением нововведений — примечаний к ст. 337, 338 УК РФ).

На диспозитивный характер норм могут указывать следующие формулировки: «лицо может быть освобождено», «военнослужащий (несовершеннолетний) может быть освобожден», «суд может отсрочить» и т.п.

На международной конференции «Проблемы борьбы с новыми видами экономических преступлений в России и США, проведенной Институтом актуального образования «ЮрИнфоР-МГУ», Центром «ЮрИнфоР», Союзом криминалистов и криминологов России совместно с Департаментом юстиции США 20-21 мая 1997 года отмечалось, что сложности, возникшие в уголовно-правовой борьбе с преступностью в переходный период показали необходимость специального регулирования ответственности управляющих лиц хозяйствующих субъектов аналогично ответственности должностных лиц, но с использованием принципа диспозитивности.

Значительной спецификой обладают диспозитивные нормы уголовно-процессуального права.

В уголовно-процессуальном праве частью 2 ст. 415 УПК предусмотрены диспозитивные правомочия прокурора на отказ от возбуждения уголовного преследования. Ст. 430 УПК закрепляет диспозитивное право прокурора на отказ от обвинения в суде присяжных. Ст. 464 УПК закрепляет диспозитивное правомочие прокурора на кассационное опротестование решений суда присяжных.

Кроме того, проявлением диспозитивности в уголовном процессе является предусмотренное ст. 27 УПК производство по делам частного и частно-публичного обвинения.

Признак диспозитивности менее распространен в уголовно-процессуальных нормах, которые связаны с реализацией норм уголовного права и где сами материальные правоотношения характеризуются исключительной властностью.

Известны диспозитивные нормы и трудовому праву. Например, в ст. 57 КЗОТ РФ закреплено право работника использовать перерыв по своему усмотрению. Ч. 1 ст. 163 КЗОТ РФ содержит диспозитивную норму: «Одному из работающих родителей (опекуну, попечителю) для ухода за детьми- инвалидами и инвалидами с детства до достижения ими возраста 18 лет предоставляются четыре дополнительных оплачиваемых выходных дня в месяц, которые могут быть использованы одним из названных лиц либо разделены ими между собой по своему усмотрению».

В научной литературе отмечается, что «в трудовом праве значительно возросло количество правовых предписаний, устанавливаемых вышестоящими по отношению к предприятию органами, которые носят рекомендательный характер, либо содержат пределы усмотрения субъектов правоотношений и сократилось число конкретных императивных велений».

Немалое количество диспозитивных содержится и в административном праве. При административном усмотрении органу или должностному лицу, осуществляющему исполнительно-распорядительную деятельность, предоставляется выбор (возможность, степень свободы) по отысканию и принятию наиболее полезного, целесообразного, по их мнению, решения, совершению или не совершению того или иного действия. Данная возможность предоставляется им диспозитивными нормами права.

Диспозитивные нормы права подразделяются на материальные и процессуальные. «Материальные правовые нормы закрепляют права и обязанности субъектов права, их правовое положение, пределы правового регулирования и т.д. Иными словами, они показывают субъекту права, что дает ему право, и что оно от него требует». Диспозитивные нормы материального права предусматривают свободу осуществления материального права.

Процессуальные правовые нормы могут «содержать в себе диспозитивные начала, которые обращены непосредственно к заинтересованным участникам правоприменительного процесса. Подобного рода определение правового положения субъектов процессуальных отношений характерно для реализации норм таких материальных отраслей права, как гражданское, трудовое, земельное и многих норм административного права».

2. Степень правовой свободы, предоставленной нормами субъектам права, пределы их усмотрения могут быть различными. В зависимости от меры диспозитивности, закрепленной в нормах, последние могут быть подразделены на две группы:

1) абсолютно диспозитивные нормы;

2) относительно диспозитивные нормы.

Абсолютно диспозитивные нормы оставляют решение того или иного вопроса исключительно на усмотрение участников правоотношения, не связывая их каким-либо регламентированным вариантом поведения. Нормы относительно диспозитивные, предоставляя субъектам права известную правовую свободу, в то же время ограничивают усмотрение, определенным образом очерчивая его пределы.

На абсолютно диспозитивный характер нормы указывает наличие в ее составе абсолютно-неопределенных гипотезы либо диспозиции либо (в некоторых случаях) санкции. К абсолютно диспозитивным следует отнести нормы, которые дают возможность субъектам путем одностороннего волеизъявления самостоятельно, по своему усмотрению решить конкретный вопрос. Так, в силу ч. 3 ст. 627 ГК РФ наниматель вправе отказаться от договора бытового проката в любое время, доверитель вправе отменить поручение, а поверенный отказаться от него во всякое время (ч.2 ст. 997 ГК РФ); каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч 2 ст. 45 Конституции РФ).

К абсолютно диспозитивным следует отнести нормы, которые не дают исчерпывающего перечня вариантов поведения субъектов права, могущих возникнуть у них прав, объектов, по поводу которых складываются правовые связи и др. Например, ст. 9 ГК не перечисляет всех прав, которые могут по своему усмотрению осуществлять граждане. Кроме перечисленных в ст. 8 ГК РФ, основаниями возникновения гражданских прав и обязанностей могут быть действия граждан и организаций, не предусмотренные законом, однако соответствующие общему смыслу, общим началам гражданского законодательства.

Абсолютно диспозитивные нормы — это нормы, допускающие усмотрение без условий и пределов. Указанные нормы включают в себя формулировки типа: «суд вправе, суд может, по усмотрению сторон. » и т.д. В ст. 148 ГПК РСФСР сформулировано правило, согласно которому лицам, участвующим в деле, обращаются к суду и дают свои показания и объяснения стоя. Отступления от этого правила может быть допущено лишь с разрешения председательствующего. Дача такого разрешения никакими условиями не ограничивается.

Относительно диспозитивные нормы, предоставляя субъектам правовую свободу, ограничивают ее путем:

а) указания нескольких вариантов решения определенного вопроса и предоставления права выбора одного из них. Так, ст. ст. 486, 487, 488, 490 ГК РФ дают возможность выбора из двух вариантов; ст.ст. 612, 723 ГК РФ, ст. 499 ГК РСФСР из трех; ст. 503 ГК РФ из четырех. Очевидно, что чем больше вариантов предлагает закон, тем большая по объему правовая свобода предоставляется. Но в любом случае усмотрение субъектов права ограничивается перечисленными в норме вариантами.

б) указания пределов возможного решения по определенному вопросу (верхнего, нижнего, того и другого одновременно). Например, в силу ст. 186 ГК РФ срок действия доверенности не может превышать трех лет, то есть дан верхний предел срока; срок договора проката не должен превышать одного года (ч. 1 ст. 627 ГК РФ). В установленных пределах субъекты права по своему усмотрению могут конкретизировать решение соответствующего вопроса, но не должны выходить за ограничительные рамки.

императивная норма права

18. Современная концепция императивных норм в международном частном праве сводится к тому, что в любом национальном законодательстве есть определенные нормы, которые, учитывая их особо важное значение, должны применяться независимо от того, стороны избрали иное право (в силу реализации принципа автономии воли сторон) или отсылает коллизионная норма иностранного правопорядка. В доктрине Мчп императивные нормы рассматриваются как фактор, ограничивающий применение иностранного права, поскольку считается, что имеет место ряд таких национальных материальных норм, которые не могут быть устранены или ограничены в своей действия коллизионной привязкой к иностранному закону. Такие нормы в большинстве случаев связываются с защитой определенных государственных интересов, они по сути игнорируют как правила обычного коллизионного регулирования, так и принцип автономии воли сторон (lex voluntatis).

В современном законодательстве и доктрине такие нормы имеют в разных правовых системах различные названия: «императивные нормы национального права», «надімперативні9quot;, «нормы прямого действия», «нормы непосредственного применения», «магнит9quot;, «строго обязательны» или «строго императивные» и т.п. Поскольку такие нормы применяются независимо от того, нормы какого права регулируют определенные общественные отношения, то в доктрине Мчп считается, что они фактически устраняют действие коллизионной нормы, действуют независимо от собственных коллизионных норм, а следовательно, ограничивают возможность применения иностранного права.

19. Подходы к правовой природы и конкретные характеристики этого явления существенно различаются как в доктрине, так и в законодательстве различных стран. В различных правовых системах по-разному определяют круг тех норм, которые относятся к императивных, а также их соотношение с категорией публичного порядка. Дискутируются вопросы о возможности защиты не только местных императивных норм, но и императивных норм иностранного государства, с которым правоотношения имеют наиболее тесную правовую связь. Одни предлагают ограничить применение правил о императивные нормы лишь договорным правом, а другие считают нужным применять их в любой сфере частноправовых отношений.

Соответственно, законодательные положения относительно обязательного применения императивных норм условно разделяют на такие, что защищают прежде всего «собственные9quot; императивные нормы (Венесуэла, Армения, Грузия, Испания, Италия, Йемен, Мексика и др.), такие, которые также допускают применение иностранных императивных норм (Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Квебек, Узбекистан и др.), такие, что приписывают только «брать9quot; императивные нормы иностранного правопорядка (Тунис, Швейцария), такие, что касаются только определенных сфер частноправовых отношений (Германия, ОАЭ и др.).

Так, согласно ст. 10 Закона о международном частном праве Венесуэлы: «Независимо от того, что предусмотрено в этом законе, обязательно применяются императивные положения венесуэльского права, которые были приняты для регулирования обстоятельств дела, что связаны с разными правовыми системами».

Гражданский кодекс канадской провинции Квебек не содержит положения, направленного на защиту местных императивных норм, а взамен устанавливает: «В случае, когда законные и явно преобладающие интересы требуют этого, может быть применена императивная норма права другой страны, с которым ситуация имеет тесную связь.

При решении вопроса о том, должна ли такая норма быть применена, берутся во внимание цель нормы и последствия ее применения».

Статья 18 Закона о Мчп Швейцарии устанавливает: «Императивные нормы швейцарского права в силу их особого значения применяются независимо от того, право какого государства подлежит применению в соответствии с этим Законом».

Далее в. 19 этого же Закона говорит: «Императивная норма, что принадлежит к правопорядку другого, чем тот, на который указывает этот Закон, может быть принята во внимание, если дело имеет тесную связь с другим правопорядком, причем учет этой императивной нормы требуют законные интересы, которые имеют, с точки зрения общих основ швейцарского права, бесспорно решающее значение. При решении вопроса о том, следует ли принимать во внимание такую императивную норму, учитываются ее цель, а также последствия, которые имело бы такое применение для вынесения решения, надлежащего с точки зрения общих основ швейцарского права». Подход швейцарского законодателя, таким образом, достаточно умеренным и не допускает непосредственного применения иностранных императивных норм. Учета императивных требований Иностранного права должно осуществляться сквозь призму общих основ правопорядка страны суда.

В Вводном законе к Германскому гражданскому уложению статья относительно императивных норм включена в пятый раздел (обязательственное право) и касается фактически только договорных обязательств: «Это подразделение не влияет на применение положений германского права, без учета права, подлежащего применению к договорам, императивно регулирующих обстоятельства дела».

20. Включение отдельных положений относительно обязательного применения императивных норм в законодательные акты о Мчп в принципе новейшей тенденцией. В целом законодательное закрепление таких положений не является очень распространенным явлением по сравнению с классическими институтами Мчп, которые регулируют вопросы применения коллизионных норм. Это объясняется прежде всего наличием тесной взаимосвязи между концепцией императивных норм и категории публичного порядка в Мчп. Действительно, иногда бывает непросто понять, идет речь об обязательности применения местных императивных норм или о «положительный9quot; концепцию публичного порядка (согласно последней, существует определенная совокупность местных норм, которые нуждаются в особой защите, в том числе от влияния иностранного права).

Сходство концепции позитивного публичного порядка и концепции императивных (или «надімперативних9quot;) норм является очевидной. Ведь в обоих случаях речь идет о набор определенных норм или положений национального законодательства, применение которых сохраняется независимо от применяемого права. Отличие заключается в том, что концепция публичного порядка, в отличие от концепции императивных норм, касается не конкретных норм законодательства, а основных принципов правопорядка конкретной правовой системы. В европейской доктрине Мчп имеет место разделение императивных норм на два вида: императивные нормы внутреннего частного права и императивные нормы международного частного права. Последние называют в большинстве случаев «надімперативними9quot;. Императивные нормы внутреннего частного права действуют только в системе национального права, если оно признано таким, что подлежит применению, а императивные нормы Мчп или «надімперативні9quot; действуют всегда независимо от того, право подлежит применению данного государства или нет.

Например, в ч. 2 ст. 259 Гражданского кодекса Украины сказано, что исковая давность, установленная законом, не может быть сокращена по договоренности сторон. Эта норма имеет императивный характер. Однако если стороны гражданских правоотношений, реализуя принцип автономии воли сторон, выберут как применяемое право такую правовую систему, где нет такого ограничения (например, ст. 2-275 Единого торгового кодекса США, § 202 Германского гражданского уложения), то такой выбор является проявлением автономии воли сторон И не может быть квалифицирован как недействительная.

21. Следует иметь в виду, что отнесение отдельных императивных норм, установление конкретного перечня таких норм или четкое определение признаков норм, которые имеют качество императивных, является довольно сложной задачей и во многих случаях зависит от конкретных правовых ситуаций. Традиционно доктрина Мчп считает императивными такие нормы, которые имеют особое значение для обеспечения прав и интересов участников частноправовых отношений, а также имеют указание на их императивность в самих нормах. Поэтому нельзя считать удачными законодательные формулировки, которые содержат лишь общее указание на то, что соответствующий закон не ограничивает действие императивных норм местного правопорядка. Подобные формулировки затрудняют правоприменительную практику и дают возможность злоупотреблять такими нормами. Ведь если правоотношения осложнены иностранным элементом, то они попадают в сферу международного частного права, следовательно, применение обычных императивных норм может быть устранена в результате как коллизионного отсылки к иностранному праву, так и реализации сторонами принципа автономной воли, согласно которому они имеют возможность выбрать иностранное право. Таким образом, устраняется действие как диспозитивных, так и императивных норм страны, где осуществляется судопроизводство.

Возможность подчинения правоотношения иностранному праву является одним из основных принципов Мчп, поэтому применение к правоотношениям иностранного частного права означает применение как диспозитивных, так и императивных норм этого права. В доктрине Мчп речь идет скорее не о обычные императивные нормы, а об особых «надімперативні9quot; нормы, действие которых не может быть устранена ни выбором сторон, ни коллизионным отсылкой к иностранного права. По сути, речь идет о особую императивность как следствие особого значения для государства или общества этих правоотношений, и поэтому законодатель ни при каких обстоятельствах не считает нужным допустить подчинение соответствующих отношений иностранному праву.

Вряд ли возможно определить исчерпывающий перечень таких надімперативних норм в каждой правовой системе. Определение и квалификация таких норм — это большая ответственность для судьи. Ведь такие нормы являются достаточно подвижными. В судебной практике многих стран бывали нередки случаи, когда сначала норма характеризовалась как императивная в смысле внутреннего частного права, а потом, со временем, вследствие изменения приоритетов в правовой политике приобретала толкование в судах как норма обязательного применения во всех случаях, связанных с определенным характером правоотношений, то есть становилась надімперативною.

22. Применение законодательных положений, касающихся защиты императивных норм, возлагает на суд большую ответственность. Особенно это касается правовых систем, в которых положение о императивные нормы появились недавно и где еще не сложилась устоявшаяся практика по этим вопросам.

К таким относится правовая система Украины; ст. 14 Закона о Мчп Украины является принципиальной новеллой и отражает ту позицию, что законодатель признает наличие в нашем законодательстве особых норм (которые называются императивными) и обязывает суд и другие правоприменительные органы применять эти норме, несмотря на предписание коллизионной нормы:

1. Правила этого Закона не ограничивают действия императивных норм права Украины, регулирующих соответствующие отношения независимо от права, которое подлежит применению.

2. Суд, независимо от права, подлежащего применению согласно этого Закона, может применять императивные нормы права другого государства, которые имеют тесную связь с соответствующими правоотношениями, за исключением, установленным частью первой этой статьи. При этом суд должен учитывать назначение и характер таких норм, а также последствия их применения или неприменения».

Это положение закона является новеллой не только для украинского правосудия. Ведь советская теория Мчп традиционно исходила из невозможности применения императивных норм иностранного государства. Западноевропейская и американская доктрины значительно раньше начали обосновывать подходы, согласно которым суд может принимать во внимание или применять надімперативні нормы иностранного государства. Положение о применении таких норм впервые было включено в Единый закон о международном частном праве стран Бенілюкса 1969г.

23. В Украине имела место практика неудачного применения судами ст. 14 Закона о Мчп. В целом это связано с некорректным пониманием истинной цели этой статьи. Такое понимание несет в себе опасность неправильного решения дела или вообще отказа в защите прав и интересов вследствие обращения суда к любой «удобной9quot; нормы лишь на том основании, что она имеет императивный характер, даже если такая норма не имеет непосредственной связи с «контекста9quot; этого дела.

Так, в деле по иску ООО «Экзотик-Д9quot; (г. Днепропетровск) в турецких фирм («Єврофрут9quot; и др.), которое рассматривалось Хозяйственным судом Днепропетровской области и пересматривалось в апелляционном и кассационном порядке, суд апелляционной инстанции пришел к неправильному выводу о применении положений украинского законодательства о подсудности, сославшись при этом на ст. 14 Закона о Мчп.

Основанием для открытия производства по делу и его подсудности на территории Украины Хозяйственному суду Днепропетровской области было то, что движимое имущество одного из ответчиков, на которое могло быть обращено взыскание (автомобиль), находилось на территории города Днепропетровск. Согласно Закона о Мчп этих обстоятельств было достаточно для подачи иска в Украине, а не в Турции (по местонахождению ответчика). Исходя из этого, местный суд принял дело к своему производству и удовлетворил исковые требования.

Днепропетровский апелляционный хозяйственный суд пришел к выводу, что при рассмотрении заявления истца в иностранных предприятий (резидентов республики Турция) местный суд должен был руководствоваться именно нормами Хозяйственного процессуального кодекса Украины в силу того, что согласно ст. 14 Закона Украины «международное частное право», правила этого Закона не ограничивают действие императивных норм права Украины, регулирующих соответствующие отношения независимо от права, которое подлежит применению. Поскольку ст. 15 и 124 ХПК Украины являются императивными нормами права

Украины, они регулируют порядок рассмотрения в хозяйственных судах Украины споров с участием иностранных предприятий и организаций. По мнению апелляционного суда, Хозяйственный процессуальный кодекс Украины является специальным нормативным актом, которым не предусмотрен иной порядок рассмотрения указанной категории дел, следовательно, подсудность должна быть определена на основании ГПК, а не на основании Закона о Мчп. Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции, исходя из того, что дело не подлежало рассмотрению в судах Украины.

С выводом апелляционной инстанции не согласился Высший хозяйственный суд Украины, который в своем постановлении отметил, что, согласно ст. 76 Закона Украины «международное частное право», суды могут принимать к своему производству и рассматривать любые дела с иностранным элементом, если на территории Украины ответчик по делу имеет место жительства или местонахождение, или движимое или недвижимое имущество, на которое можно наложить взыскание.

Постановление апелляционной инстанции было отменено, а дело направлено в апелляционный суд для его пересмотра в порядке апелляционного производства.

24. В ст. 14 украинского Закона о Мчп речь идет о две отдельные ситуации применения императивных норм. Частью 1 ст. 14 обусловлено применение надімперативних норм, имеющих место в украинском праве, а в ч. 2 ст. 14 речь идет о применении надімперативних норм третьих стран, которые имеют тесную связь с соответствующими правоотношениями. Стоит особо подчеркнуть, что для этих двух типов надімперативних норм сначала доктрина, а впоследствии и мировая судебная практика предложили разный режим применения. Над императивные нормы страны суда применяются обязательно, а надімперативні нормы третьей страны могут применяться, а могут и не применяться — их применение является компетенцией и правом суда.

25. Когда речь идет о не ограничение действия императивных норм права Украины, законодатель признает наличие в украинском праве особых норм и обязывает суд применять их при рассмотрении дел. Несмотря на, казалось бы, теоретическую ясность, с практического подхода возникают сложности в определении таких норм среди массива императивных норм. К сожалению, отечественный законодатель, в отличие от других стран (Россия, Швейцария и др.), не включил в текст статьи хотя бы определенные ориентиры или критерии, которыми следовало бы руководствоваться судьи. Действительно, было бы намного легче, если бы действующее законодательство содержало определенный перечень «надімперативних9quot; норм или критерии «позитивного публичного порядка», вроде ст. По Закону Объединенных Арабских Эмиратов 1985року о гражданские сделки, которая устанавливает:

«Публичный порядок считается таким, что включает вопросы личного статуса, такие как брак, наследование и происхождения, а также вопросы, касающиеся суверенитета, свободы торговли, обращения материальных ценностей, правила частной собственности и другие правила и установки, на которых базируется общество, таким образом, что не противоречит характерным положением и основополагающим принципам исламского шариата».

Подобные ориентиры, впрочем, могут быть предложены, учитывая практику других стран.

Во-первых, это могут быть нормы украинского законодательства, в которых указано, что они регулируют определенные правоотношения всегда, независимо от предписаний коллизионных норм. Во-вторых, это могут быть нормы, которые обеспечивают важные права участников гражданско-правового оборота. В-третьих, нормы, с которыми законодательство связывает обеспечения охраны законодательством важных интересов участников гражданско-правового оборота. Обобщая, следует признать, что, в зависимости от конкретной ситуации, суд может признать такими, что подлежат обязательному применению, нормы, регулирующие в украинском законодательстве вопросы общих принципов гражданского законодательства: пределы осуществления гражданских прав; свободы договора; защита прав потребителей и др. Зарубежная судебная практика и доктрина относят к таких норм также правила, которые связаны с защитой определенных социальных групп людей или национальной экономической системы; нормы, что является результатом государственного вмешательства в договорные правоотношения; нормы по защите прав работников и потребителей; нормы о монополии, антитрастовые и импортные ограничения; нормы, обеспечивающие контроль над валютными операциями; нормы, которые не допускают освобождение от ответственности; некоторые правила о ценных бумагах; нормы, обеспечивающие государственную политику в области страхования и банковской деятельности. Таким образом, приведенный перечень дает основания говорить, что к категории таких норм могут быть отнесены нормы как частноправового, так и публично-правового характера.

26. Следует также обратить внимание на наличие в украинском законодательстве значительного количества норм, предоставляющих суду полномочия по собственному усмотрению решать спорные вопросы между сторонами или применять определенные нормативные предписания.

Например, суд может применить последствия недействительности сделки по собственной инициативе (ч. 5 ст. 216 Гражданского кодекса Украины), может признать уважительной причину пропуска исковой давности и защитить нарушенное право (ч. 5 ст. 267 Гражданского кодекса Украины) или же суд может уменьшить неустойку или размер ответственности должника при наличии вины кредитора и т.д.

Такие нормы предусматривают вынесение вопросов на рассмотрение суда и имеют диспозитивный характер. Однако эта диспозитивность обращена только к суду, то есть суд может воспользоваться своим правом или нет. В таком случае, если возникают правоотношения, осложненные иностранным элементом, эти нормы, если суд обратится к ним, будут иметь императивный характер для сторон и подлежат применению независимо от решения коллизионного вопроса в пользу иностранного права.

27. Возникает вопрос, входят в смысле ст. 14 Закона императивных (надімперативних) нормы публичного права (конституционного, уголовного, административного, финансового, налогового, таможенного и т.п.), или они ограничиваются частноправовыми нормами? Наша доктрина исходит из того, что такие нормы имеют территориальный характер и что о их экстерриториальность можно говорить лишь в ограниченном смысле-за того, что суды в отдельных случаях принимают во внимание, учитывают иностранные нормы публично-правовых законов, но не применяют их. Поэтому считается, что суд может применять только иностранные нормы частного права. Вместе с тем нельзя отрицать того факта, что ряд публично-правовых норм тесно связаны и взаимодействуют с частноправовыми отношениями (например, нормы валютно-экспортного контроля, внешнеэкономические сделки).

28. Часть 2 ст. 14 украинского Закона о Мчп предусматривает возможность применения судом императивных (надімперативних) норм иностранного государства, если суд придет к выводу о наличии тесной связи этого права с соответствующими правоотношениями. Такое право предоставлено не любому правоприменимому орган, а лишь суд. Ведь перед тем как применять императивную норму иностранного государства, необходимо убедиться в наличии оснований такого применения, которые могут быть установлены только судом. Во-первых, необходимо исследовать доказательную базу, которая твердо подтверждает наличие тесной связи с правовой системой другого государства, но не той, чье право можно применять при наличии автономии воли сторон или на основании коллизионной нормы. Во-вторых, следует определить, какие именно императивные (надімперативні) нормы этого иностранного государства должны быть применены. В-третьих, как определенный критерий и ориентир суд должен учитывать назначение и характер таких норм, а также, что очень важно, последствия их применения или неприменения,

29. Положение о приоритете в применении императивных (надімперативних) нормы получили закрепление в ряде международных договоров: Гаагская Конвенция о праве, которое применяется к дорожно-транспортным происшествиям 1971 г. (ст. 7); Гаагская Конвенция о праве, что применяется к ответственности производителя товаров 1973 г. (ст. &); Гаагская Конвенция о праве, что применяется к отношениям доверительной собственности и их признания 1985г. (ст. 16); Гаагская Конвенция о праве, что применяется к договорам о посредничестве и представительство 1978 г. (ст. 16); Межамериканская Конвенция о праве, что применяется к международным контрактам 1994 г. (ст. 11); Гаагская Конвенция о праве, что применяется к договорам международной купли-продажи товаров 1986 г.; Римская Конвенция о праве, что применяется к договорным обязательствам 1980 г. (ст. 7).

Юридические услуги, адвокат, закон, юрист, суд, консультация, развод

Семейно-правовые нормы, как и нормы практически любой отрасли права, могут быть диспозитивными и императивными. В первом случае законодатель предоставляет сторонам определенную свободу выбора своего поведения, во втором — четко определяет единственный вариант действия или бездействия. Диспозитивность — это удел гражданского права, где вариативность поведения договаривающихся сторон практически ничем не ограничена. В семейном праве с принятием в 1995 г. Семейного кодекса Российской Федерации количество диспозитивных норм увеличилось. Однако императивные нормы не торопятся сдавать свои позиции. Они присущи любому институту семейного права.

По нашему мнению, основными институтами семейного права в настоящее время являются: институт брака, институт прав и обязанностей супругов, институт прав ребенка и прав и обязанностей родителей, институт алиментирования, институт устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Следует отметить, что многочисленные императивные нормы в этих институтах имеют длительную историю развития, на что будет обращено внимание в дальнейшем.

Институт брака в действующем СК РФ представлен нормами раздела II «Заключение и прекращение брака», состоящего из трех глав: глава 3 «Условия и порядок заключения брака», глава 4 «Прекращение брака», глава 5 «Недействительность брака». К императивным нормам данного института, по нашему мнению, следует отнести следующие нормы. Нормы ст. 10, строго предписывающие место заключения брака (органы записи актов гражданского состояния) и время возникновения супружеских прав и обязанностей (со дня государственной регистрации брака). Нормы ч. 1 ст. 11 о заключении брака только в личном присутствии лиц, вступающих в брак. Нормы ст. 12 о добровольности.

По нашему мнению, не являются полностью императивными нормы ст. 11 о сроке в один месяц, который исчисляется со дня подачи заявления в загс и до дня государственной регистрации брака, поскольку в этой же статье приводится целых три исключения из этого правила; а также нормы ст. 12 о брачном возрасте, поскольку далее в ст. 13 оговариваются помимо общего брачного возраста в 18 лет возможности заключения брака в возрасте от 16 до 18 лет, в возрасте до 16 лет. Все это позволяет говорить о большой вариативности в применении данных норм, об индивидуализации в каждом конкретном случае.

Наиболее ярко императивные нормы в институте брака, по-видимому, представлены в ст. 14, устанавливающей перечень препятствий к заключению брака. К ним законодатель отнес: состояние лица в другом зарегистрированном браке; близкое родство; состояние усыновления; недееспособность одного из лиц, вступающих в брак. Данные запреты являются проверенными временем.

Так, Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве 1918 г. <19gt; в п. 67 - 69 устанавливал: "Вступающие в брак должны быть в здравом уме. Не могут вступать в брак лица, уже состоящие в зарегистрированном браке или в браке, имеющем силу зарегистрированного. Не могут вступать в брак между собой родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, полнородные и неполнородные братья и сестры". Еще в 1920 г. А.Г. Гойхбарг справедливо отмечал, что близкое родство является препятствием к регистрации брака, поскольку продиктовано оно "физиологическими соображениями. В медицине доказано, что состояние очень близкого родства между мужем и женою отражается крайне вредно как на их собственном здоровье, так и на здоровье их потомства" <29gt;.

<19gt; СУ РСФСР. 1918. N 76 - 77. Ст. 818.

<29gt; Гойхбарг А.Г. Брачное, семейное и опекунское право Советской республики. М., 1920. С. 32.

<39gt; СУ РСФСР. 1926. N 82. Ст. 612.

<49gt; Свод законов РСФСР. Т. 2. М., 1988. С. 43.

<59gt; Чичерова Л.Е. Ответственность в семейном праве: вопросы теории и практики: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2004. С. 9.

К императивным нормам можно отнести также и п. 1 ст. 21, устанавливающий случаи, когда для расторжения брака необходимо обращаться в суд. При обстоятельствах, указанных в этой норме, у супругов нет выбора, где им расторгать брак. Нормы же ст. 19 о расторжении брака в органах загса, на наш взгляд, не являются полностью императивными, так как п. 2 ст. 21 предоставляет возможность избежать развода в загсе, если это по каким-либо причинам необходимо, и обратиться за расторжением брака в суд.

Императивной также является норма п. 1 ст. 25, четко закрепляющая момент прекращения брака в зависимости от места расторжения — в загсе или в суде.

Рассматривая правовые нормы о недействительном браке, следует отметить, что ни одна из них не может быть признана полностью императивной, так как в ст. 29 установлен широкий круг обстоятельств, устраняющих недействительность брака. Кроме того, п. 4, 5 ст. 30 практически приравнивают добросовестного супруга, состоящего в недействительном браке, к обычному разведенному супругу.

При рассмотрении остальных институтов семейного права в обзорном виде хотелось бы отметить наиболее яркие императивные нормы, которые, как правило, имеют своей целью защиту и охрану интересов наиболее уязвимых участников семейных правоотношений: несовершеннолетних, недееспособных и др.

Говоря об институте прав и обязанностей супругов, а именно об их имущественных правах, необходимо отметить, что в настоящее время эти нормы носят в основном диспозитивный характер. Как отмечает Е.В. Кулагина, «долгие годы правовой режим супружеского имущества определялся в нашей стране с помощью императивных норм, не допускавших каких-либо вариантов регулирования в данной области. Воля самих супругов при определении характера их имущественных отношений законодателем игнорировалась» <69gt;. Представляется, что изменение императивных норм на диспозитивные в данном институте вполне оправданно, поскольку супруги являются равными субъектами и в повышенной защите своих интересов, как правило, не нуждаются.

<69gt; Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.М. Нечаева. М.: Юрайт, 2008. С. 152.

Важный императив закреплен в ч. 3 ст. 42: «Брачный договор не может ограничивать правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей; предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства». По сути, здесь нашли развитие и нормы Конституции РФ, и нормы Гражданского кодекса РФ.

Норма, неизвестная ранее действовавшему законодательству, закреплена в ч. 3 ст. 52 — это запрет на оспаривание отцовства и материнства при применении методов искусственной репродукции человека, при условии, что данные действия производились с согласия отца, матери, суррогатной матери. Как отмечает Л.М. Пчелинцева, «необходимость закрепления подобной нормы основана на опыте зарубежных государств, где подобные ситуации не редкость и даже являлись предметом громких судебных разбирательств» <79gt;.

<79gt; Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской федерации. М.: Норма, 2004. С. 242.

Часть 1 ст. 80 говорит о том, что родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. При всей категоричности формулировки эту норму нельзя считать полностью императивной, поскольку родителям предоставлен широкий набор возможностей: содержать детей добровольно, или заключить алиментное соглашение, или выплачивать алименты по решению суда.

Статья 116 устанавливает запрет на зачет алиментов другими встречными требованиями. Недопустимость посреднической деятельности по усыновлению детей закреплена в ст. 126.1.

Статья 127, устанавливающая критерии для лиц, желающих быть усыновителями, по сути своей является императивной, так как любое несоответствие данным критериям автоматически влечет невозможность лица быть усыновителем.

В ст. 139 провозглашается тайна усыновления и запрещается всем лицам, которым стало известно о ней, разглашать эту тайну. «Разглашение сведений об усыновлении может причинить моральные (нравственные) страдания ребенку, усыновителям, воспрепятствовать созданию нормальной семейной обстановки и затруднить процесс воспитания ребенка. Норма об охране тайны усыновления, закрепленная в СК, основана на требованиях Конституции РФ о праве граждан на личную и семейную тайну» <89gt;. Следует отметить, что нарушение данной статьи влечет дополнительную ответственность по ст. 155 УК РФ.

<99gt; Бранденбургский Я.Н. Курс семейно-брачного права. М., 1928. С. 123.

Диспозитивные и императивные нормы гражданского права

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Диспозитивные и императивные нормы гражданского права

1. Понятие и признаки правовой нормы

1.1 Виды правовой нормы

1.2 Структура правовой нормы

2. Диспозитивные и императивные нормы гражданского права

На известном этапе развития общества возникает потребность упорядочивания существующих в нем отношений. Нельзя представить человеческое общество без регулирования поведения людей с помощью определенных образцов, моделей, масштабов. Из них и складываются в результате многократного повторения нормы, на которые в дальнейшем ориентируется общество.

Норма — это общее правило поведения, действующее непрерывно во времени в отношении неопределенного круга лиц и неограниченного количества случаев. С процессом общественного регулирования поведения людей связано формирование и развитие социальных норм.

Социальные нормы образуют единую систему, и в своей системе они обеспечивают всестороннее и глубокое воздействие на жизнь общества, на все ее сферы. Эти нормы рассчитаны на то, чтобы направлять поведение людей в будущем, то есть в заранее не зафиксированных случаях. Главным является деление этих норм по сферам регулируемых отношений. Таким образом, выделяются: нормы-обычаи, нормы-морали, нормы-права и корпоративные нормы.

Нормы-обычаи — это исторически сложившиеся и в результате многократного повторения, вошедшие в привычку естественные правила поведения людей. Обычай опирается на силу привычки и существует в силу наличия фактических отношений. Здесь права и обязанности совпадают — это является главным отличием его от других социальных норм. В этом выражается его регулятивная особенность.

Нормы морали — это принципы, в которых выражены: отношения или взгляды на гуманизм, справедливость, достоинства человека и жизнь.

Нормы-морали по своему происхождению не связаны с государственной властью, они существуют устно и реализуются на основе внутреннего убеждения человека, на основе внутреннего общественного мнения. В нормах морали нет указания на вид возможного или должного поведения, так как я уже отметил, они не связаны с государством.

Корпоративные нормы — это общие правила поведения общественных организаций. Эти нормы, как правило, формализованы, то есть содержатся в уставах этих общественных организаций.

По регулятивным особенностям близки к нормам права — в них очерчиваются права и обязанности членов этих объединений. Корпоративные нормы обеспечиваются мерами, предусмотренными данной общественной организацией. Выделяя разновидности социальных норм необходимо указать на особое положение норм права в этой системе. Нормы права выступают в качестве основных пунктов сосредоточения, определяют черты всей системы и характер взаимоотношений между ее частями.

Тема курсовой работы — «Диспозитивные и императивные нормы гражданского права». Для того, чтобы как можно понятнее рассмотреть, какие нормы являются диспозитивными и императивными, проанализируем сначала само понятие и признаки правовой нормы и ее структуру.

Таким образом, первая глава работы посвящена понятию, признакам и структуре правовой нормы гражданского права. Во второй главе рассмотрены более подробно диспозитивные и императивные нормы гражданского права.

В заключении приведены выводы по работе, исходя из изложенного материала.

В приложении в структурном виде представлена классификация норм права.

1. Понятие и признаки правовой нормы

Норма права — это исходящее от государства и охраняемое общеобязательное, формально определенное правило поведения (непосредственно или в сочетании с другими нормами права) предоставляет участникам общественного отношения данного вида субъективные юридические права и налагает на них субъективные юридические обязанности. юридическая норма — это общеобязательное веление, выраженное в виде государственно властного предписания и регулирующее общественные отношения.

Далеко не все нормативные установки являются юридическими нормами. Одновременно многие юридические нормы (организационные, организационно-технические и многие процедурные). Вообще не связаны, либо мало связаны с естественным правом. С этой точки зрения правом является лишь позитивное право, то есть только то, что выражено в законодательстве

Естественное право — это право, которое принадлежит человеку от рождения (право на жизнь и так далее). Позитивное право — это та часть социальных норм, которая выражена в официальных документах, исходящих от государства и гарантированных государством. И позитивное право не отрицает естественного права, с точки зрения современной науки. Наблюдается определенная взаимосвязь между ними.

Обладая всеми качествами социальных норм, юридические нормы имеют специфические черты, определяемые их неразрывной связью с государством и приобретающие исключительно регулирующие возможности. Юридическая норма обладает следующими признаками:

Норма права — это норма позитивного права, регулирующая отношения в позитивном праве.

Формальная определенность нормы права, норма права носит формализованный характер. Это означает то, что это правило поведения, выраженное государством и имеется источник, где закреплена норма. Содержание правовой нормы излагается и существует только в формально закрепленном виде.

Определенность норм права. В нормах права правило поведения изложено в самых главных, существенных чертах. Отличается четким детальным изложением и точностью. Здесь отражается вид общественных отношений, регулируемый нормами права. Здесь имеется в виду регулирование отношений в определенной отрасли права: в гражданском, административном, уголовном праве и тому подобному.

Общеобязательность норм права означает то, что нормы права распространяются на участников отношений данного вида и не зависит от того, какого субъективное (личное) отношение к нормам тех или иных людей, согласны они с нормами или нет, одобряют их или нет.

Принудительность означает то, что норма права охраняется принудительной силой государства. Норма права — это установление, направленное не только в настоящее, но и в будущее. Содержание, смысл, цель нормы состоит в том, чтобы упорядочить общественные отношения определенного вида, подчинить их определенному режиму, способствовать их развитию в том или ином направлении.

Регулятивной особенностью юридических норм является то, что они указывают на возможное или должное поведение.

Право состоит из норм, которые неперсонофицированы, обращены к заранее неопределенному кругу лиц, рассчитаны на многократную реализацию в фактических отношениях.

Однако в нормах права указываются существенные черты того отношения, для регулирования которого они существуют. В общем, юридические нормы здесь играют роль обеспечителя нормативной регламентации общественных отношений.

Право является регулятором общественных отношений в единстве, в системе своих норм. Право объективно складывается в систему. В пределах единого права отдельные юридические нормы выполняют различные функции, и только в определенном сочетании в определенной системе юридические нормы оказывают правовое воздействие. Система права, это объективно существующее строение права, разделение на нормы, институты и отрасли. Не все нормы права содержат правило поведения (об этом будет сказано позже), поэтому иногда одной нормы права недостаточно для характеристики норм права или права в целом, или для урегулирования общественных отношений. И только в совокупности, в сочетании юридических норм можно решить эти проблемы. Действие одной нормы оказывается неизбежно связано с действием ряда других норм и лишь в своей совокупности, в системе нормы права регулируют общественные отношения.

Содержание юридических норм принимает определенную форму. Такой наиболее распространенной формой является законодательные нормативные предписания, содержащие в себе правила поведения. Любая система права, в том числе и наша переполнена предписаниями, которые вряд ли можно назвать правилами поведения (то есть не содержат самой модели поведения), то есть эталоном, которому должны следовать люди в своих поступках. Это предписания закрепляющие определенные юридические понятия (дефиниции), принципы права, задачи и цели правового регулирования, описания правил юридической техники, предписания, которые выводят, обстоятельства, способствующие действию норм содержащих само правило поведения. Сопоставление таких предписаний с правилами поведения показывает, что они в большинстве своем непосредственно не воздействуют на поведение людей, не закрепляют прав и обязанностей и так далее, не всегда могут быть положены в основу юридического дела. Но все они нормативны и имеют правовой характер.

Интеллектуально-волевое содержание норм права характеризуется наличием интеллектуального момента, представляющего собой отражение той модели общественного отношения, которую `’запрограмировал» законодатель. Также характеризуется наличием волевого момента, который содержит в себе активное, повелительное начало, направленность законодателя к тому, что эти отношения реально возникли. Юридическое содержание норм права как бы оформляет интеллектуальный и волевой моменты, придают им юридический `’облик». Юридическое содержание нормы права может рассматриваться, как выраженное в самой норме права правило поведения и для его обнаружения требуется всего лишь прочитать законодательный текст. C этой точки зрения юридическое содержание — это непосредственное содержание нормы. Правило поведения содержащееся в норме предопределяет юридические последствия, связанные с действием данной нормы права и обязанности участников отношений, регулируемых нормой. Информационное содержание нормы права выявляется с точки зрения того, какая модель поведения (информация о будущем) в них заложена. Содержание норм права может быть, рассмотрено с точки зрения теории познания. Здесь следует отметить, что наряду с регулятивной функцией существует еще и познавательная функция.

1.1 Виды правовой нормы

Важное место в теории и практике действия юридических норм принадлежит их классификации. Правильность и полнота классификации зависит прежде всего, от выбора ее основания, которым выступают наиболее существенные признаки, определяющие все остальные признаки классифицируемого явления. Нормы права подразделяются на виды по самым разным основаниям. И здесь три фактора оказывают наиболее существенное влияние. Это — функции права и индивидуальное регулирование общественных отношений. Так как социально-юридические функции обуславливают строение права, то главное подразделение функций на регулятивные и охранительные предопределяет и главные виды юридических норм. Но сразу же нужно учитывать и действие такого фактора, как специализация права. И общая классификация дополняется третьим звеном, и таким образом норма подразделяется на охранительные, регулятивные и специализированные.

Регулятивные (правоустановительные) нормы непосредственно направленные на регулирование общественных отношений путем предоставления участникам прав и возложение на них обязанностей. Например: п.3. ст. 261 ГК РФ `’ Собственник земельного участка вправе использовать по своему усмотрению все, что находится над и под поверхностью этого участка, если иное не предусмотрено законами о недрах, об использовании воздушного пространства, иными законами и не нарушает прав других лиц».

Правоохранительные нормы направлены на регламентацию мер юридической ответственности, а также специфических государственно принудительных мер защиты субъективных прав. Например: ст. 306 ГК РФ `’В случае принятия Российской Федерацией закона, прекращающего право собственности, убытки, причиненные собственнику в результате принятия этого акта, в том числе стоимость имущества, возмещаются государством. Споры о возмещении убытков разрешаются судом».

Регулятивные нормы, в соответствии со своими функциями (статической и динамической) делятся на управомочивающие, запрещающие и обязывающие. Основным юридическим средством поведения динамической функции является возложение на лиц активных обязанностей — совершать определенные положительные действия. И поэтому, нормы, устанавливающие обязанность лица совершать определенные положительные действия, называются обязывающими. Например: п.1 ст. 227 ГК РФ `’Нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, или собственника вещи или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу». В нормах данного типа достаточно указать только на содержание обязанности.

Средством проведения статической функции является такое построение правовых связей, в соответствии с которым на лицо возлагаются пассивные обязанности воздерживаться от действий известного рода. Здесь субъективное право июридическая обязанность имеют самостоятельное содержание (могут классифицироваться по характеру содержанию прав и обязанностей или по форме выражения предписания). И поэтому наряду с обязывающими нормами, регулятивные нормы имеют еще две разновидности — управомочивающие и запрещающие нормы. Управомочивающие нормы устанавливают субъективные права с положительным содержанием, то есть права на совершение управомоченным тех или иных положительных действий. Например: ст.301 ГК РФ `’ Собственник в праве истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Запрещающие нормы устанавливают обязанность лиц воздерживаться от действий известного рода. Например: п.3. ст.302 ГК РФ `’Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного предъявителя.

Регулятивные и правоохранительные нормы служат самостоятельной основой возникновения правоотношений.

Специализированные нормы в отличие от регулятивных и охранительных не могут служить самостоятельной основой для возникновения правоотношений, они носят дополнительный характер. И в зависимости от того какую функцию они выполняют, специализированные нормы подразделяются на пять основных разновидностей:

Общие (общезакрепительные) — это нормы, направленные на фиксирование в обобщенном виде определенных элементов регулируемых отношений. Например: в ст. 309 ГК РФ зафиксированы следующие моменты — `’Обязательства должны исполняться надлежащим образом, в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями».

Дефинитивные нормы или дефиниции это нормы направленные на закрепление в обобщенном виде признаков данной правовой категории, они закрепляют научно сформулированные понятия, определение понятий. Например: в ст. 14 УК РФ дано легальное определение понятия преступления.

Декларативные нормы (нормы принципы) — это нормы, в которых сформулированы правовые принципы, задачи, цели. Например: в п.2. ст. 17 Конституции РФ установлено, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

Оперативные нормы, с их помощью из действий системы права изымаются права, устаревшие нормы и вводятся новые. Например: ст. 3 Федерального Закона о введении в действие части первой ГК РФ `’С 1-го января 1995 г. На территории РФ не применяются: раздел 1 `’Общие положения`’, раздел 2 `’Право собственности» и т.д.

Коллизионные нормы призваны решать столкновения норм, разрешение конфликтных и пред конфликтных ситуаций. Например: ч.2. п.2. ст. 7 ГК РФ `’Если международным договором РФ установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора».

По методу правового регулирования нормы права подразделяются на поощрительные и рекомендательные.

Поощрительные нормы — это предписания о предоставлении соответствующими государственными органами определенных видов поощрения за одобряемый государством общественно-полезный труд (нормативные предписания об орденах, премиях, медалях и других видах поощрения).

Рекомендательные нормы устанавливают варианты наиболее желательного с точки зрения государства урегулирования общественных отношений. Рекомендательные нормы адресуются, главным образом, колхозам, государственным предприятиям и научно-производительным объединениям. правовая норма гипотеза диспозиция санкция императивный

По степени категоричности (или по форме предписания) правовые нормы разделяются на диспозитивные и императивные.

По степени определенности следует различать: бланкетные и отсылочные нормы.

Бланкетные нормы — это такие правила поведения, действие которых основывается на содержании специфических правил. Например: п.1. ст. 216 УК РФ `’ Нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека. ».

Отсылочные нормы непосредственно указывают на другие нормы права как на условие своего действия. Например: ст. 265 УК РФ `’Оставление места дорожно-транспортного происшествия лицом, управляющим транспортным средством и нарушившим правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, в случае наступления последствий, предусмотренных статьей 264 настоящего кодекса. »

По отраслям права нормы классифицируются на: нормы государственного права, нормы гражданского права, нормы уголовного права, нормы трудового права, нормы семейного права.

Алексеев С.С. рассматривает подразделение на нормы материального и процессуального права.

Нормы материального права — регулируют содержательную сторону реальных общественных отношений, служат мерой юридических прав и обязанностей их участников. Например: п.1. ст.40 Конституции РФ `’Каждый имеет право на жилище.

Никто не может быть произвольно лишен жилища».

Нормы процессуального права регулируют юрисдикционную процедуру (порядок) деятельности компетентных органов государства по осуществлению и защите норм материального права, прав и законных интересов участников общественных отношений. Например: п.1. ст. 123 Конституции РФ `’Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом»

По признаку объема (сферы) их деятельности нормы права также могут делится на общие и специальные. Общими называются нормы, которые распространяются на ряд данных отношений в целом. Специальные — это нормы действующие только в пределах отдельного вида отношений. Например: в 3 параграфе главы 30 ГК РФ содержатся общие положения договора поставки. А нормы 4 параграфа той же главы регламентируют поставку товаров для государственных нужд. Также нормы по объему действия могут быть разграничены по кругу лиц. Здесь тоже существуют общие и специальные нормы. Но их особенности связаны с определенной категорией субъектов. Так в трудовом праве общие нормы распространяющиеся на всех работников, сочетаются со специалистами, дифференцированными сначала отдельно в отношении рабочих и служащих, а затем еще и по особым категориям рабочих, и по особым категориям служащих. Нормы по объему их действия еще могут быть разграничены на общие и местные. Так общими будут нормы, распространяющиеся на лиц независимо от того, на какой территории лица находятся или в состав какой организации они входят. Например: п.1. ст. 17 Конституции РФ `’в РФ признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. ». Местными нормами называются те нормы, которые действуют в отношении лиц только в том случае, если лица находятся на определенной территории. Например: п.1. ст. 98 Конституции РФ `’Члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течении всего срока их полномочий. ».

По времени действия юридические нормы могут быть подразделены на общие нормы и временные. Общие нормы устанавливаются на неопределенный срок действия до их отмены. А временные нормы устанавливаются на определенный срок. Допустим на время стихийного бедствия или на время военного положения.

1.2 Структура правовой нормы

Структура правовой нормы — это способ организации содержания правила поведения, находящегося в этой норме. Это правило поведения можно представить в виде структурных элементов, которые последовательно раскрывают содержание нормы права. И таких структурных элементов всего три:

1. Гипотеза — элемент нормы, указывающий те жизненные обстоятельства, при наличии или отсутствии которых норма права вводится в действие. Гипотеза является необходимым элементом структуры, который выступает условием обязательности диспозиции.

Простой гипотезой называют ту гипотезу, в которой указано одно обстоятельство с наличием или отсутствием, которого связывается действие юридических норм.

Например: ст. 444 ГК РФ `’Если в договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту».

В сложной гипотезе действие нормы ставится в зависимость от наличия или отсутствия одновременно двух или более обстоятельств. Например: п.4. ст. 101 УК РФ `’Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя или других лиц и требует постоянного и интенсивного наблюдения».

Альтернативная гипотеза ставит действие норм в зависимости от одного из нескольких перечисленных в законе обстоятельств. Например: ст. 387 ГК РФ `’Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления одного из указанных в нем обстоятельств. », и дальше перечисляются все возможные обстоятельства.

2. Диспозиция — это элемент юридической нормы указывающий на правило поведения, которому должны следовать участники правоотношений. Это стержень юридической нормы, ее сердцевина, модель правомерного поведения. Лишь в сочетании с гипотезой и санкцией, диспозиция действует, проявляет свои регулирующие способности. В зависимости от того, как излагается правило поведения, диспозиция может быть, простой.

Простая диспозиция указывает и называет вариант конкретного поведения, но не раскрывая его. Например: п.1. ст. 269 ГК РФ `’Лицо, которому земельный участок предоставлен в постоянное пользование, осуществляет владение и пользование этим участком. ».

Сложная или описательная диспозиция указывает и перечисляет все существенные признаки поведения. Например: ст. 249 ГК РФ `’Каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению».

Альтернативная диспозиция указывает несколько вариантов поведения и участники правоотношений могут следовать одному из них. Например: п.2. ст.246 ГК РФ `’Участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю либо распорядится ею иным образом. ».

3. Санкция — это логически завершающий элемент (структурный элемент), содержащий указание на неблагоприятные последствия, возникающие в результате нарушения диспозиции. Это понятие санкции дано с правовой точки зрения. Но с точки зрения философского и социологического подходов под санкцией понимают не только отрицательные явления (показание, порицание) но и положительные последствия (поощрение, одобрение) за социально полезное поведение.

Простой или абсолютно-определенной санкцией является та, где размер неблагоприятных последствий точно указан. Например: ст. 137 КоАП `’Изготовление и использование радио передающих устройств без разрешения, влечет наложение штрафа в размере 50 рублей с полной конфискацией используемой радиоаппаратурой».

Сложной или относительно-определенной санкцией является та, где границы неблагоприятных последствий указаны от минимального до максимального или только до минимального. Например: п.1. ст.161 `’Грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества,- наказывается исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет».

Альтернативная санкция — это санкция где названы и перечислены несколько видов неблагоприятных последствий, из которых правоприменитель выбирает только одно, наиболее целесообразное для решаемого случая. Например: ст. 125 »Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние,- наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платой или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев».

Такое деление нормы на гипотезу, диспозицию и санкцию называется логической нормой, элементы логической нормы связаны между собой и выявляются в тексте нормативных актов по условной схеме: `’если. то. а в противном случае. ». Деление юридических норм на гипотезу, диспозицию и санкцию впервые было предложено Голлунским и Строговичем. И мнение указанных авторов получило наиболее широкое распространение. Но не все правоведы согласны с тем, что юридическая норма состоит из трех структурных элементов. Так например многие дореволюционные юристы исходили из двучленного строения юридической нормы и в связи с этим признавали наличие норм не обеспеченных санкциями.

Сторонники логической нормы рассматривают абстрактную норму права и берут логическую структуру нормы. Сторонники двучленного строения рассматривают реальную норму права и берут фактическую структуру нормы.

Выявление двучленной структуры нормы имеет важное практическое значение. Потому что позволяет видеть в каждом предписании только те элементы, которые в нем действительно существуют и следовательно, проводить четкий анализ норм.

Логическая норма также имеет не менее важное теоретическое и практическое значение. Логическая норма существует для того, чтобы выражать связи между специализированными нормами предписаниями. В условиях все больше усиливающейся специализации права, только при таком подходе (так как трехчленная схема позволяет видеть в юридической норме государственно принудительный регулятор общественных отношений) возможно, раскрыть юридический, государственно-властный характер специализированных правовых предписаний (например дефинитивных, норм-принципов и так далее). Иначе может сложиться впечатление, что норма исчезает, или что право состоит не только из норм, но также и из теоретических положений, принципов и многого другого.

2. Диспозитивные и императивные нормы гражданского права

Содержащиеся в актах гражданского законодательства правовые нормы применяются как самими участниками общественных отношений, так и правоприменительными органами, например, в случае спора, возникшего между сторонами гражданского правоотношения. Правильное применение нормы гражданского права предполагает выявление ее характера и содержания. Характер гражданско-правовой нормы зависит от степени обязательности для участников гражданских правоотношений содержащихся в ней правил поведения. С этой точки зрения необходимо различать диспозитивные и императивные нормы гражданского права.

Если норма гражданского права содержит в себе правило, которое участники гражданского оборота не могут изменять по своему усмотрению, то данная норма является императивной. Если же норма гражданского права содержит в себе правило, которое участники гражданского оборота могут менять по своему усмотрению, то такая норма является диспозитивной. В силу специфики регулируемых гражданским законодательством общественных отношений большинство норм гражданского права носит диспозитивный характер. Так, ст. 223 ГК предусматривает, что право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Это диспозитивная норма гражданского права, так как содержащееся в ней правило о моменте возникновения права собственности может быть изменено соглашением сторон в договоре. Например, стороны могут договориться о том, что право собственности на отчуждаемую вещь возникает у приобретателя в момент заключения договора или в момент уплаты покупной цены.

Однако в гражданском законодательстве встречаются и императивные нормы. Так, ст. 198 ГК предусматривает, что сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон. Это означает, что правила ст. 196-204 ГК носят императивный характер. В большинстве случаев определить диспозитивный или императивный характер той или иной гражданско-правовой нормы не составляет особого труда. В статьях, содержащих диспозитивные нормы гражданского права, обычно имеется оговорка «если иное не предусмотрено договором». На императивный характер нормы указывают содержащиеся в соответствующих статьях правовых актов запреты типа «не допускается», «не могут», «недействительна» и т.п. В том случае, если в статьях нормативных актов гражданского законодательства отсутствуют какие-либо ориентиры, позволяющие выявить характер правовой нормы, последний определяется исходя из применимых к ней способов толкования.

Итак, диспозитивные нормы действуют тогда, когда стороны своим соглашением не установили иных условий своего поведения. Например: ч.2. ст. 273 ГК РФ `’Если иное не предусмотрено договором об отчуждении здания или сооружения к приобретателю переходит право собственности на ту часть земельного участка, которая занята зданием (сооружением) и необходима для его использования».

Императивные нормы, в них предписания излагаются категорически и инициатива участников отношения связана с соподчинением. Например: п.1. ст. 22 ГК РФ `’Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности, как в случаях и порядке, установленных законом».

Таким образом, общий характер нормы права не вытекает из ее собственной природы. Общее в праве в конечном счете есть отражение того реального общего, которое объективно существует в многочисленных отдельных материальных отношениях данного вида, являющихся производственными отношениями.

В современных условиях совершенствование норм права идет по двум основным направлениям: улучшение содержания норм, укрепление их “истинности”; упорядочение их структуры и системы в целом.

Первый путь характеризуется тенденцией ко все более точному отражению потребностей общественной жизни, без чего невозможно обеспечить возрастание эффективности действия норм права как регуляторов общественных отношений. Поэтому совершенствование содержания касается всего комплекса норм — обязывающих, управомачивающих, запрещающих. Возрастает значение рекомендательных норм. В рамках каждой разновидности норм вырабатываются новые, более эффективные методы воздействия на общественные отношения с помощью всех элементов правовой нормы.

Основными условиями, позволяющими добиваться совершенствования норм права, являются:

Точное отражение в правовых предписаниях закономерностей развития государственно-правовой надстройки;

Соответствие норм права требованиям морали и правосознания;

Соблюдение требований системности (непротиворечивости) и других закономерностей действующей системы права при принятии новых норм;

Учет в процессе нормотворчества общих принципов регулирования и управления общественными процессами.

Таким образом, подведем краткие итоги:

а) норма права может быть определена в качестве исходящего от государства и охраняемого им общеобязательного правила поведения, которое закрепляет за участникам общественного отношения данного вида юридические права и налагает на них юридические обязанности;

б) правовая норма является общим правилом поведения, т.е. образцом, эталоном поведения людей, их коллективов;

в) правовая норма — правило абстрактного, обобщенного характера, первичный элемент права как системы;

г) правовая норма — государственно-властное предписание;

д) правовая норма — явление широкое, многоплановое и в то же время конкретное по содержанию.

По форме предписания нормы подразделяются на императивные (категорические) и диспозитивные. Императивные нормы не предполагают возможность отклонения от установленных требований (гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его), диспозитивные же допускают регулирование отношений сторонами и применяются лишь в дополнительном (субсидиарном) порядке, когда стороны своим соглашением не установили иное (если договором купли-продажи не предусмотрена рассрочка оплаты, покупатель обязан уплатить продавцу цену переданного товара полностью).

1. Конституция Российской Федерации.//Принята всенародным голосованием 12.12.1993 г. — «Российская газета», № 237, 25.12.1993 г.

2. Гражданский Кодекс Российской Федерации, 1994 г.

3. Бабаев, Баранов и Толстик. ТГП в схемах и определениях. — М.: Юристъ, 1998.

4. Брагинский М. И. Общие положения нового Гражданского кодекса // Хозяйство и право. 1995. № 1.

5. Гражданское право. Том 1. Учебник. Издание пятое, переработанное и дополненное. // Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.: ПБОЮЛ А.В. Ротников», 2000. — 632 с.

6. Калмыков Ю. X. О значении общих положений гражданского законодательства // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. М., 1998.

7. Кашанина Т.В. Происхождение государства и права. Современные трактовки и новые подходы. М.: Юристъ, 2009.

8. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (часть первая) / Под ред. О.Н. Садикова.// М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ; ИНФРА М, 2007.- 567 с.

9. Общая теория права и государства / Под редакцией В.В.Лазарева. — М.: Юристъ, 2008.

10. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. Пг., 1917.

11. Политология для юристов / Под редакцией проф. Н.И.Матузова и проф. А.В.Малько. — М.: Юристъ, 1999.

12. Проблемы современного гражданского права / Под ред. В. Н. Литовкина, В. А. Рахмиловича. М., 1998.

13. Римское частное право / Под редакцией проф. И.Б.Новицкого и проф. И.С.Перетерского. — М.: Юриспруденция, 1999.

14. Теория государства и права / Под редакцией проф. В.М.Корельского и проф. В.Д.Перевалова. — М.: НОРМА, 2009.

15. Теория государства и права / Под редакцией М.М.Рассолова, В.О.Лучина, Б.С.Эбзеева. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007.

16. Хропанюк В.Н. Теория государства и права: учебное пособие. — М.: 1999.

17. Черданцев А.Ф. Теория государства и права. — М.: Юрайт, 1999.

Понятие, классификация и процедура применения императивных норм гражданского права

Рассматриваются актуальные вопросы места и предназначения императивных правовых норм в системе гражданского права. Делается вывод о том, что императивные нормы гражданского права, в отличие от императивных нормы публично-правовых отраслей, выполняют гарантийную функцию, стоят на защите слабой стороны гражданско-правовых отношений и могут правомерно игнорироваться субъектами гражданского права.

Ключевые слова: Гражданский кодекс, система гражданского права, императивная норма, гарантийная функция

В состав гражданского права, как отрасли, использующей диспозитивный метод правового регулирования, включено большое количество императивных норм, предназначение и процедура применения которых существенно отличается от предназначения и процедуры применения норм

диспозитивных, что послужило основанием проведения исследования места и предназначения императивных норм в системе гражданского права. Гражданское право используется государством в процессе регулятивного воздействия на участников экономической деятельности, которое может быть прямым, квазирегулированием, сорегулированием [3, с. 8]. Осуществление экономической деятельности сопряжено с возможностью причинения вреда государству, обществу, чем предопределена необходимость государственного вмешательства в частные дела посредством включения в состав гражданского права императивных норм. Причем интерес государства в надлежащем развитии общественных отношений, регулируемых нормами гражданского права, занимает не меньшую долю, чем интерес частный, интерес отдельных субъектов, которые, в свою очередь, заинтересованы в эффективной деятельности государства по защите их прав и законных интересов.

Гарантированная реализация государственного интереса в процессе участия частных лиц в экономической деятельности, по нашему мнению, возможна только посредством использования в процессе гражданско- правового регулирования, наряду с диспозитивными, обязательных для исполнения императивных норм, не предполагающих самостоятельной деятельности субъектов по установлению своих прав и обязанностей. Императивные нормы гражданского права отличаются от диспозитивных используемыми в них формулировками и предоставляемыми субъектам возможностями. Содержательно императивная норма представляет собой необходимый государству вариант поведения субъектов и не содержит каких- либо дополнительных указаний по ее применению, свойственных диспозитивным нормам.

Отличительной особенностью императивных норм является то, что субъекты, вступившие в гражданско-правовое отношение, либо, когда это необходимо, принявшие решение о применении императивной нормы, обязаны в точности соблюдать ее предписания. Таким образом, императивные гражданско-правовые нормы используются в том случае, когда необходимо направить поведение субъектов в нужном государству русле, создать правовые условия участия в экономической деятельности, гарантирующие желаемый правовой и фактический (экономический) результат [2, с. 74]. В состав гражданского права включено несколько типов императивных норм, которые отличаются друг от друга, в первую очередь, направленностью регулятивного воздействия, на что, в частности, указывает М.И. Брагинский, согласно утверждению которого императивные правовые нормы используются в гражданском праве для защиты слабой стороны договорных правоотношений, для защиты интересов третьих лиц, для защиты действующего правопорядка и иных ценностей, имеющих особую общественную значимость [1, с. 92].

Императивные нормы гражданского права также отличатся друг от друга обязательностью и процедурой их применения: независимо от воли субъектов во всех случаях участия в гражданско-правовых отношениях; независимо от воли субъектов, в отношении которых применяются, но в определенных случаях и определенными субъектами; могут не применяться субъектами посредством добровольного отказа от реализации предоставленных такими нормами субъективных гражданских прав.

Общей целью включения императивных норм в систему гражданского права можно считать создание правовой основы необходимого государству гражданского правопорядка.

Императивные правовые нормы гражданского права, объединенные в самостоятельную группу в рамках группы, дифференцируются на три типа.

Первый тип составляют императивные нормы, применение которых является обязательным для всех субъектов вне зависимости от их воли. Отличительной чертой императивных норм первого типа является необходимость их применения и неукоснительного соблюдения всеми субъектами во всех случаях участия в гражданско-правовых отношениях.

Второй тип императивных норм составляют нормы, устанавливающие различного рода запреты и ограничения, возлагающие определенные обязанности, вытекающие из противоправного поведения. К указанным относятся, например, нормы п. 1 ст. 9 ГК Республики Беларусь (п. 1 ст. 10 ГК РФ), устанавливающие общий запрет злоупотребления правом под которым в том числе понимаются действия, совершаемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу [4, с. 37]. Нормы второго типа подлежат применению не во всех случаях и не всеми субъектами, а только в случае нарушения непосредственно указанных норм или иных норм, но в случаях, предусмотренных указанными нормами.

К третьему типу императивных норм следует отнести нормы, направленные на защиту прав и законных интересов слабой стороны гражданского, как правило, договорного правоотношения.

Примером таких норм может служить правило, закрепленное в п. 2 ст. 8 ГК Республики Беларусь, предоставляющее субъектам возможность реализации принадлежащих им субъективных прав, в том числе и права на защиту, даже в случае первоначального отказа от их реализации, в том числе и посредством указания на это в заключенном договоре.Императивные нормы третьего типа отличаются от императивных норм двух других типов целью регулятивного воздействия, которая, по нашему мнению, состоит в том, что бы предоставить участникам гражданско-правовых отношений, особенно их слабой стороне, максимальные возможности защиты своих нарушенных прав и законных интересов, что указывает на необходимость квалификации анализируемых норм как охранительные. Императивные нормы третьего типа отличаются от норм первого типа необязательностью применения, а от норм второго типа — порядком и субъектами применения.

Так, сторона договора, первоначально отказавшаяся от своих прав на защиту посредством фиксации такого отказа в соглашении сторон, юридически такого права не лишается, что следует из содержания императивной нормы, закрепленной в п. 2 ст. 8 ГК, и, следовательно, в случае нарушения ее прав контрагентом по договору имеет юридически обеспеченную возможность в любое время обратиться в органы судебной власти за защитой. Однако юридически обеспеченную возможность удовлетворения своих исковых требований обратившаяся сторона имеет только в пределах срока, установленного для защиты нарушенного права.

По сути, анализируемая императивная норма сохраняет за субъектом помимо его воли легитимную возможность осуществления предоставленных ему субъективных гражданских прав, в том числе право на обращение за защитой к государству, выполняя таким образом охранительную функцию гражданского права. Однако, сохраняя за лицом предоставленные ему субъективные гражданские права даже в случае первоначального отказа от них, указанная норма не возлагает на такое лицо обязанность по их реализации и, следовательно, предоставляет заинтересованному лицу право самостоятельно решать вопрос о ее применении или об отказе от ее применения.

Таким образом, как в случае с нормами второго типа, включенное в договор условие об отказе от своих прав может быть исполнено сторонами договора на уровне «джентльменского соглашения».

Аналогичная процедура применения свойственна и иным нормам анализируемого типа, которые применяются непосредственно заинтересованным лицом на основании его добровольно сформированной воли, что отличает императивные нормы третьего типа от норм первого типа, подлежащих неукоснительному применению всеми субъектами и органами судебной власти в процессе разрешения спора о праве гражданском, а также от норм второго типа, применяемых судом, но по заявлению заинтересованной стороны правоотношения.

Из изложенного следует, что императивные нормы анализируемого типа являются гарантом реализации предоставленных ими правовых возможностей, но только в том случае, субъект добровольно не отказался от их реализации.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что используемые в гражданском праве императивные нормы, в совокупности составляющие самостоятельную группу, в зависимости от целей регулятивного воздействия, порядка и субъектов применения внутри группы можно дифференцировать на три типа применения которых позволяет учесть интересы всех субъектов, включая государство.

Список использованной литературы

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: В 5-ти кн. 2-е изд., испр.

М.: Статут, 1999. — Кн. 1: Общие положения. — 848 с.

Маньковский И.А. Нормы и источники гражданского права: теоретические основы формирования и применения: монография. — Минск: Междунар. ун-т «МИТСО»,

Петров Д.А. Саморегулирование в системе государственного регулирующего воздействия на общественно-экономические отношения // Юрист. — 2013. — № 11. — С. 8-12.

Суботина Е.В. Характеристика шиканы как формы злоупотребления правом // Юрист. — 2013. — № 5. — С. 37-40.

Информация об авторе

Маньковский Игорь Александрович — кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой адвокатуры. Учреждение образования Федерации профсоюзов Беларуси «Международный университет «МИТСО» (220099, г.Минск, ул. Казинца, 21, к.3 mia-65ATTut.by)

УДК 347. 9 ББК 67. 410

императивный норма тип отличаться, участие гражданско правовой отношение, субъект случай участие гражданско, императивный норма система гражданский, случай участие гражданско правовой, отказ соглашение юридический лишаться, соглашение юридический лишаться следовать, юридический лишаться следовать содержание, лишаться следовать содержание императивный, фиксация отказ соглашение юридический,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *